Юрий Шевцов: «развитие российско-белорусского приграничья должно стать приоритетом для обеих стран»

17 Апр , 2017  

Один из ведущих политологов Республики Беларусь Юрий Шевцов дал интервью порталу Rus-Bel.Online, ответив на важные вопросы о российско-белорусском сотрудничестве и перспективах развития приграничья.

Юрий Вячеславович, известно о существовании идеи «интеграции интеграций» – интеграционного объединения уже не отдельных стран, а целых интеграционных проектов. Каковы в современных условиях перспективы «интеграции интеграций» в рамках большого пространства Евразийского континента?

Обычно под «интеграцией интеграций» понимается интеграция ЕАЭС и ЕС, Реже – ЕАЭС и ШОС. Пока интеграция с ЕС будет тормозиться в силу объективных причин. Одной из главных следует назвать кризис институтов Европейского Союза. Для получения некоторой определённости необходимо, чтобы завершились предвыборные кампании текущего года в ключевых странах ЕС. Только тогда станет понятно, в какой степени там усилились континентальные евроскептики – и, соответственно, насколько выход Евросоюза из нынешнего управленческого кризиса будет связан с нормализацией его отношений с Россией.

С другой стороны, пока сохраняются санкции ЕС против России, «интеграция интеграций» будет тормозиться однозначно. Но сам по себе этот концепт не отменяется даже нынешним торможением. Сейчас есть возможность как углубления противоречий между обновляемым и уже континентальным ЕС и Россией – так и выхода Евросоюза из нынешнего кризиса через углубление партнёрства с РФ.

«Интеграция интеграций» – это по сути просто «евразийское» наименование старой концепции де Голля о Европе от Дублина до Владивостока. О не расколотой на две части Европе. О Европе, важнейшей частью которой является Россия. У этой концепции были, есть и будут сторонники – и противники – всегда.

Что касается интеграции ЕАЭС и ШОС, ЕАЭС и Экономического пояса Нового великого шелкового пути – то эта идея прозвучала недавно, и ей надо некоторое время «отлежаться». Но шансы на такую интеграцию, постепенную и осторожную, тоже есть.

Часть транспортных коридоров экономического пояса Нового Шёлкового пути

Суммируя вышесказанное, в настоящее время концепт интеграции интеграций будет воплощаться в реальность скорее всего слабо. Его следует рассматривать как важную, но в основном пока что теоретическую идею.

Каковы главные перспективные точки роста для экономики Союзного государства в 2020-30 годах?

Надо выдержать те этапы интеграции в рамках ЕАЭС, которые сформулированы в его уже действующих документах. То есть — сформировать реально действующий единый энергетический рынок, продовольственный рынок, рынок транспортных услуг. И что особенно важно – нарастить интеграцию в рамках военно-промышленных комплексов стран, входящих в ЕАЭС.

Санкции против России со стороны Запада никуда не исчезнут за это время. Значит, в тех нишах. в которых они наиболее болезненны – надо совместными усилиями быстро усилить импортозамещение. Напряженность в отношениях России с Западом и войны на юге, к сожалению, будут продолжаться. Значит, необходимо наращивать самодостаточность по стратегически важным для безопасности России и всего ЕАЭС направлениям. Это все те же направления – энергетика, продовольствие, ВПК, транспорт.

Особую важность приобретает вопрос технологической независимости стран ЕАЭС в этих секторах. Дабы санкции на поставку, скажем, бурильного оборудования с Запада в Россию, к примеру, не влияли на добычу углеводородов. Или импорт компьютеров не был критичным для развития информатизации стран ЕАЭС.

«Эльбрус» — один из новых процессоров российского производства

Насколько актуально для российско-белорусского приграничья использование механизма еврорегионов?

Еврорегионы — это хорошая форма сотрудничества прежде всего со странами ЕС. Ибо она является следствием стимулирования в ЕС внутренней регионализации крупных стран. Там налоги распределяются сейчас в крупных странах в основном в пользу регионов внутри страны, а не правительств национального уровня. То есть, у регионов есть деньги, и они могут кооперироваться и аккумулировать для совместных проектов серьёзные ресурсы. Кроме того, в ЕС на уровне Брюсселя существуют крупные фонды, которые вливаются в межрегиональные проекты, в том числе в еврорегионы. А еврорегионы – это ассоциации приграничных регионов крупных стран.

У России и Беларуси ситуация иная. Беларусь – унитарное государство и национальный уровень управления в Беларуси является ведущим. В России с этим несколько проще, в регионах есть налоговая база и более широкие полномочия. Но зато в России большинство регионов являются дотационными. потому этими полномочиями и налогами на деле могут воспользоваться для межрегиональных приграничных проектов далеко не все субъекты Федерации. Потому еврорегионы как форма сотрудничества приграничных областей наших стран обладают некоторым, но не очень большим потенциалом.

В конечном счете, приграничные с Беларусью области России, будучи дотационными, должны просить средства для больших приграничных проектов с белорусскими областями у Москвы – как и белорусские области у Минска. Это не очень сложно – но об этом надо помнить. Потенциал у европегионов небольшой.

Несколько иная ситуация сложилась в еврорегионах которые образованы Россией, Беларусью и приграничными странами ЕС. Прежде всего, у еврорегиона Неман – там можно лоббировать через страну-члена ЕС средства из бюджета Европейского Союза.

Еврорегион «Неман» на стыке границ России, Беларуси, Литвы и Польши

Однако если для больших проектов есть объективные ограничения, малые проекты, тем не менее, можно и нужно развивать. Тут есть хороший задел – сложившийся еще с советских времен 100-километровый пояс добрососедства на территории России, где традиционно принято сотрудничество приграничных районов Беларуси и России, особенно в сфере сельского хозяйства. Даже просто регулярные пересечения границы местными жителями, родственные связи приграничных жителей – хороший базис для развития сотрудничества. Для приграничного сотрудничества уже есть хорошая база. На мой взгляд, в случае российско-белорусского приграничья лучше не ориентироваться на модель еврорегионов, а развивать свои формы, более подходящие для наших условий.

В чём с Вашей точки зрения заключается главная роль российско-белорусского приграничья для будущего развития Союзного государства, России и Беларуси?

Нам в идеале нужно сделать приграничную полосу процветающей, модельной для Союзного государства. Сегодня с российской стороны отток населения в Москву и Санкт-Петербург за много десятилетий превратил приграничные области в зону демографического бедствия – особенно Псковскую область. У Беларуси у границы с Россией расположены тоже не самые развитые районы, к тому же, еще и в значительнейшей степени подвергнутые последствиям аварии на Чернобыльской АЭС.

Эту проблему недоразвитости регионов российско-белорусского приграничья по обе стороны границы следует активно решать. В приграничной полосе двух стран есть возможности для успешного развития местной промышленности, сельского хозяйства, некоторых иных производств. Это должно быть сделано приоритетом развития Союзного государства.

В числе прочего интересной идеей выглядит привлечение в эту приграничную зону переселенцев из Украины, которая все равно будет терять население в обозримом будущем. Родственные по культуре люди хотя бы отчасти могут осесть там, где сейчас мало жителей, но где есть условия для создания рабочих мест. Скорее всего, нужна действительно большая целевая интеграционная программа Беларуси и России на тему приоритетного развития российско-белорусского приграничья.


# # # # # # # # #